Перейти на сайт социального проекта «Забота»
Консультационный центр по вопросам взыскания задолженности по заработной плате
Сервис автоматизированного формирования квитанций на оплату арендной платы за земельные участки



Система Orphus

Леонид Александрович Сидоров слева

Июнь 1941 Леня Сидоров встретил у себя на родине в Тульской области. Семнадцатилетним подростком он работал в колхозе. С первых дней войны Леня пришел в военко­мат добровольцем. Военный офицер, окинув взглядом щуплого парниш­ку, отрезал: «Мал еще!». Не прошло и недели, как Леонид снова появился на пороге кабинета военного комиссара. «Ладно, иди домой, тебя вызовут!» - сказал военком.

В сентябре 1941 года Леонид Александрович был зачислен в 101-й лыжный батальон, который в апреле 1942-го в неравном бою был почти полностью уничтожен под Старым Осколом. Чудом оставшегося в живых рядового Сидорова вмес­те с другими уцелевшими бойцами направили на формирование 273-й стрелко­вой дивизии, в город Подольск. В середине августа дивизия была переброшена в самое пекло войны, под Сталинград.

Подступы к осажденному городу контролировала вражеская авиа­ция. Только дивизия успела выгрузиться на станции Качалино, как эшелон уничтожили немецкие бомбардировщики.

С этого момента началось для Леонида Александровича Сталинградское побоище. Днем они сдерживали натиск противника, а ночью строили ложные оборонительные сооружения. Из бревен и хлама ставили пушки и блиндажи, по которым утром немцы наносили артиллерийские удары.

Свои миномет­ные точки русские солдаты забрасывали ветошью, а иногда и трупами, чтобы не привлекать внимание врага. Каждый день позиции защитников Сталинграда облетал не­мецкий самолет-разведчик «Фокке Вульф», в простонародье на­званный «рама». Самолет фиксировал расположения советских войск, а потом вра­жеская артиллерия усиленно обстреливала наши позиции. Поэтому, увидев в небе силуэт «рамы», бойцы готовились к артобстрелу. Голодные и измотанные, под постоянными обстрелами бойцы продолжали сдерживать немецкие атаки.

Нередко днем на передний край выезжал немецкий автомобиль, из динами­ков которого неслась антисоветская агитация, предлагавшая бойцам сдаваться. Как-то утром после масси­рованного артобстрела такая машина вновь выехала на позиции. Вдруг один молодой белокурый солдатик бросил винтовку и шатающейся по­ходкой направился к позициям немцев. «Стой, дурак! - закричали ему свои, - назад!». Но парнишка как будто не слышал и шел вперед. До позиций немцев он так и не добрался, сраженный автоматной очередью заградительного отряда.

Бои шли по всему городу. Бывало, что одна улица в течение суток по несколько раз переходила от немцев к русским. На зловонный запах гниющих трупов, которых никто не собирал, уже не обращали внимание.

Леонид Александрович Сидоров

Судьба оказалась благосклонна к Леониду Александровичу. Однажды в окоп, где располагалась минометная точка Сидорова, влетел немецкий фугас. Бойцы в тот момент как раз обедали. От прямого попадания котелки с кашей вперемешку с землей взметнулись вверх. Ошарашенные бойцы, находившиеся вокруг, так и остались сидеть с ложками в руках: по неимоверному стечению обстоятельств осколки фугаса разлетелись, не задев никого из бойцов.

Большое впечатление на Леонида Сидорова производили штрафные роты. Этих солдат бросали на прорыв самых трудных и опасных участков фронта. Отчаяние и дерзость штрафников наводила ужас на немцев и поднимала боевой дух бойцов Крас­ной Армии. Люди шли под пули со свистом и криками из сплошного мата и первыми погибали. «Их храбрости памятник надо ставить», - говорит старый солдат.

О том, что Сталинград полностью освобожден, младший сержант Сидоров узнал в медсанбате. 18 декабря 1942 года во время боя он получил оско­лочное ранение в ногу. После Сталинграда Леонид Александрович принимал участие в освобож­дении многих городов. Была Курская битва, но сражение на Волге, по признанию ветерана, стала самым тяжелым испытанием.

В 1943 году Леонид Александрович в боях под Кировоградом получил тя­желое ранение. «Заштопанного» медсанбатом бойца Сидоров направили долечиваться в Череповец. Тогда он еще не знал, что Вологодчина ста­нет его вторым домом. Поправив здоровье, Леня Сидоров снова вернулся в строй. После войны он продолжил службу в 303-ем стрелковом полку, распола­гавшемся в Вологде. Обзавелся семьей, а в 1948 году в звании лейтенанта вышел в отставку. После этого он двадцать два года отслужил в органах внут­ренних дел и ушел на пенсию с должности заместителя начальника хозяй­ственного отдела УВД области и начальника материально-технического от­деления.

Текст: Евгений Ворочалков



Подняться вверх