Перейти на сайт социального проекта «Забота»
Консультационный центр по вопросам взыскания задолженности по заработной плате
Сервис автоматизированного формирования квитанций на оплату арендной платы за земельные участки



Система Orphus

Моя война (Воспоминания о военном детстве)

Вологодчина - земля героев

«Для меня, шестилетней девочки, война началась как-то обыденно и вдруг. Жили мы тогда с мамой и бабушкой на станции Любань Ленинградской области. Дом наш стоял рядом с железной дорогой. Мы сидели за столом, обедали и тут раздался страшенный удар! Полетели стекла, выбило дверь, мама схватила меня, и мы все бросились под стол… Так для меня началась война», - пишет в своих воспоминаниях вологжанка М.Е.Смолина.

В обычной школьной тетради неровным почерком описано все, что пережила в ту страшную войну Маргарита Евгеньевна, будучи совсем ребенком. И сколько таких, как она, лишенных детства, рано повзрослевших живет рядом с нами и сейчас. Они многое могут рассказать о той войне.

«Оказывается, та ночь была переломной, - продолжает свои воспоминания М.Е.Смолина. - Наши отступали, а немцы заняли Любань. Во дворе дома, где мы жили, стояла их полевая кухня, в дме тоже жили немцы. Помню, как однажды, они повесили подростка за то, что он украл у них банку консервов. И нас всех заставляли ходить и смотреть».

Спустя какое-то время маленькая Рита вместе с семьей оказалась в лагере. Девочка заболела, ей была необходима срочная операция, и сделал ее русский врач, такой же пленный.

«Выздоравливала я в лагерном бараке. Мама пекла блины и кормила весь персонал блинами. Помню, что были моменты, когда мама была буквально на волосок от смерти, но, слава Богу, все обошлось. Темной октябрьской ночью нас погрузили в товарный вагон и повезли в неизвестность. Все кругом рыдали, кричали, дети плакали. Потом выяснилось, что первую половину состава отправили в Германию, а вторую – нашу – в Латвию».

Так семья Маргариты Евгеньевны и она сама оказались в батраках.

«Мама работала в поле, на скотном дворе, везде, куда пошлют, - читаем дальше в дневниках, - а мы с бабушкой помогали по дому. Хозяйка была старушка добрая, а ее муж – хозяин – нас просто ненавидел. Ему было лучше не попадаться на глаза. Спали мы на земляном полу, ходили в обносках… Однажды ночью все вокруг загрохотало, как тогда, в Любани. Стало темно. На утро мы узнали, что хозяева сбежали и пришли русские. Во дворе были танки, машины. На дорогах – обезображенные трупы. Самое страшное было в том миг, когда наш офицер, на разобравшись, хотел расстрелять маму в саду. Но я так громко закричала, что он опустил пистолет и ушел. От всего этого у бабушки помутился рассудок, и ее отправили в психиатрическую больницу. Больше живой мы ее не видели.

Возвращаться нам было некуда – наш дом в Любани был разрушен. И мы отправились в Вологду, там жила мамина сестра, она же выслала нам денег на дорогу. В Вологде мы жили вчетвером в семиметровой комнатке, спали мы с мамой на сундуке. Здесь же я пошла в школу, сразу во второй класс. Училась на отлично. Помню, что очень мечтала о красивой кукле. Но кукол я шила сама. Таким было мое детство – детство, опаленное войной».

Так заканчивает свои воспоминания о военном детстве вологжанка Маргарита Евгеньевна Смолина.

Ольга Кузнецова



Подняться вверх