• Дата изменения: 19.05.2014

Оштинская оборона


Оштинская оборона

Вологодчина - земля героев

Только краем коснулась Вологодчины война. Непосредственные боевые действия на нашей территории заняли лишь ее малую часть. Но это, если судить по картам. И слава Богу, что здесь не свирепствовали немцы. Только война – она везде одинаково страшна. Ее не бывает мало.

Еще до начала военных действий на северо-западе нашей области, мы подверглись атакам с воздуха.

В 1941 году в дневнике начальника Генштаба Вермахта генерал-полковника Франца Гальдера появляется запись: «Задачи на будущий 1942 год… Овладение Вологдой – Горьким. Срок – к концу мая». Планировали «посетить» наш край незваными гостями и финны. По мнению главнокомандующего войсками Финляндии маршала Густава Маннергейма, овладение Мурманском, Кандалакшей, Беломорском и Вологдой «имело решающее значение на всем фронте Северной России».

И область начали бомбить, т.е. начали делать то, что делает любая армия перед началом наступления. Еще 29 июля 1941 года немецкие самолеты осуществили первую бомбардировку Северной железной дороги на перегоне Ефимовская – разъезд Коли. А уже на следующее утро четырьмя бомбовыми ударами был разбит поезд № 486 в Череповце. В октябре налеты авиации стали постоянными. Гибли люди, уничтожались боеприпасы, горючее, вооружение. Ставка Верховного главнокомандования вынуждена была издать приказ о формировании Череповецко-Вологодского дивизионного района ПВО со штабом в Вологде. Задача: обеспечить силами зенитной артиллерии и истребительной авиации охрану железнодорожных линий от станции Кадуй до станции Лежа, и от станции Няндома до станции Грязовец, а также безопасность железнодорожного узла Вологды и самого города. Банально, но факт: железные дороги – кровеносные сосуды войны.

Отстояли. Отгоняли вражескую авиацию, сбивали самолеты противника. Например, политрук А. Н. Годовиков сбил над Кадуем вражеский бомбардировщик. В феврале сорок второго Годовиков погиб в районе Бабаева, протаранив «Юнкерс-88».

Но это была прелюдия.

Осенью 1941 года военные действия на территории Вологодской области велись не только в воздухе, но уже и на земле.

Вокруг Ленинграда замкнулось блокадное кольцо. Активизировались финны. На Ладожско-Онежском перешейке маршал Г.Маннергейм сосредоточил четыре финские дивизии и пять бригад. Многое теперь уже позабылось, а вспомнить стоит. В России вообще мало писали об участии финских войск в войне на стороне нацистской Германии. А у них были свои претензии к нам. Всего два года прошло с тех пор, как советские войска вторглись на территорию Финляндии. С большими потерями, тяжело, но ту войну мы выиграли. И что, финны должны были испытывать к России трепетную любовь? Любопытной фигурой был и командующий финской армией Густав Карлович Маннергейм, в прошлом генерал-лейтенант русской армии, воспитанник русской военной науки, генерал императорской свиты и выдающийся военачальник того времени. У нас была очень неплохая военная школа.

Финны наносили удар сразу в двух направлениях. На юго-западном они намеревались форсировать Свирь и соединиться с немцами, а на юго-восточном – обойти Онежское озеро, выйти к Мариинской водной системе и углубиться на территорию Вологодской области.

Против финнов бросили части 7-ой отдельной армии под командованием тогда еще мало известного генерала К.А.Мерецкова. Финны вынудили наши войска отступить и 2 октября взяли Петрозаводск.

Это все хроника сводок. А если представить, что там творилось. Это же сорок первый год, поражение за поражением. Раненых не успевали убирать с поля боя. Об убитых не думали вовсе.

Одновременно с захватом столицы Карелии финские войска успешно продвигались к истокам Свири. В ночь на 1 октября они форсировали реку и огнем своей артиллерии подожгли поселок Вознесенье. Наш 74-й отдельный разведывательный батальон отступил. Войска маршала Маннергейма оказались всего в 17 километрах от районного центра Вологодской области Ошта.

Досталось жителям района. Население под огнем противника пришлось срочно эвакуировать. Эта обязанность легла на плечи только что сформированного из местного населения вепсов, русских Оштинского истребительного батальона. Этот же батальон нанес и первые ощутимые удары по врагу. Это понятно – они защищали свою землю. Но давайте не будем слишком строго судить солдат: ни наших, ни финских. Как-то давно, старый фронтовик пехотинец сказал мне фразу, которая врезалась в память: «И Ивана, и Иоганна, и Йоханнеса – земля, в которой они лежат, примирила».

8 октября сорок первого года наступление частей финской армии было приостановлено. Вытегру спешно прикрыли части 272-й стрелковой дивизии, прибывшие туда пешим стокилометровым маршем. На следующий день первые подразделения этой дивизии прибыли в Ошту. Финны пытались с ходу взять этот населенный пункт, но не смогли. Батальоны 1065-го и 1063-го стрелковых полков и Оштинский истребительный батальон стойко, иногда дерзко держали оборону. Более того, в октябре наши войска дважды пытались прорвать уже финские позиции. Не получилось.

В 1942 году оборону Ошты вела уже 368-я стрелковая дивизия. В апреле солдаты получили приказ перейти в наступление. Десять дней войска штурмовали финские укрепления… И вновь неудача. Наступательные действия на всем участке Оштинской обороны прекратились. Началась «позиционная война», которая тянулась здесь вплоть до июня 1944 года. 19 апреля все та же стрелковая дивизия перешла в наступление в направлении Петрозаводска. В результате тяжелых боев Оштинский район был освобожден через шесть дней.

Ольга Кузнецова



Подняться вверх