• Дата изменения: 11.09.2013

Дневники Ветерана


Дневники Ветерана

Вологодчина - земля героев

Белов Николай Фаустович – славный солдат Великой Отечественной – прошёл всю войну от Волхова до Берлина. Начал командиром роты и дослужился до командира полка. Трижды был ранен в боях. Награждён Медалью за Отвагу, орденами «Красной Звезды», «Александра Невского», «Отечественной войны 1 степени» и орденом «Суворова 3 степени». Николай Белов погиб на Эльбе от шальной снайперской пули, не дожив до Великой победы всего два дня.

Но на этом не закончилась история этого человека. Судьба удивительным образом вмешалась в его жизнь. В 44-ом, после взятия Днепра, Николая за отличную службу отправили в отпуск. Месяц, проведённый на родине с женой и сыном, стал для воина самым счастливым в жизни. В семье Николая и Лидии всегда царила любовь. И никакая война не помешала зародиться новой жизни. Продолжая бить врага на фронте, Николай знал, что супруга ждет ребенка. В письмах домой он просил назвать девочку Лидией в честь жены. И в июне 45-го родилась дочь Николая Белова – Лидия. Она никогда не видела отца, но хорошо его знает. По рассказам матери, по его письмам с фронта и по дневникам, которые отец вёл на войне. Две маленькие книжицы, исписанные мелким почерком, Лидия Николаевна Богданова хранит как семейную реликвию. Эти фронтовые записи – свидетельство подлинной войны, без ложного патриотизма и прикрас. Это повесть о людях, которые в нечеловеческих условиях выполняли свой долг, о героизме и трусости, о настоящей любви к родине и карьеризме, о невероятных людских потерях, о письмах из дома, об ожидании победы…

Начало.

  • 18.11.41. – Сегодня отправка на фронт.
  • 6.12.41. – Назначен командиром роты в заградительный батальон.
  • 5.01. 42. – Ранен.
  • 23.01.42. – Выписан из костромского госпиталя. Получил назначение выехать в Гороховецкие лагеря.
  • 29.01.42 – Получил назначение в г. Котельнич Кировской области, во вновь формируемую 109 строительную бригаду.
  • 25.02.42. – Назначен командиром огнемётной команды. … 125-километровый выход… Зачёты по уставам… Комиссар требует конспекты… Заготовка дров для батальона… Письма от жены Лидочки…
  • 8.03.42. – Я, очевидно, застрял здесь окончательно. Неприятно.

«Не верьте пехоте, когда она бравые песни поёт…»

  • 16.04.42 – Опять еду на фронт!... Высадились из поезда и сразу пошли в село Борки Курской обл. Ночь страшно тёмная. Ушли в противоположную сторону от маршрута всем батальоном. Путались целую ночь. Прошли 30 км. по ужасной грязи.
  • 24. 04.42. – Утром размещались по хатам. Вечером по боевой тревоге – на оборудование блиндажей. …
  • 25.04.42 – Весь бор изрыли , изрубили, изгадили. Жалко.
  • 29.04.42. – Получен приказ двигаться до станции Ливны. Прошли 60 км. Спал в степи на соломе. Слышна артиллерийская канонада. Недалеко фронт.
  • 4-6.05.42. – Оружие не получено. На батальон пара старых винтовок. … Погода стоит скверная, такая на севере не часто бывает. Мороз, снег, дождь. Настроение нудное. Живу в скверной хате – здесь коровы, телята, куры, и вместе с ними спят люди. В хате не только грязно, но и вшиво. У меня развелась их целая куча. Спать невозможно. Вчера послал письмо Лидии.
  • 9.05.42. – В 16 часов уходим на фронт. Оружие получаем в пути.
  • 10.05.42. – Прошли 40 км. Не ели двое суток. Все голодны. Заняли оборону на берегу реки.
  • 12.05.42. – Только сегодня получили оружие – 41 винтовку 2-ой модернизации. Автоматов не получили. Опять целый день голодны.
  • 14.05.42. – Сегодня получили автоматы и в ночь выходим на передовую.
  • 15.05.42. – Днём находились на рекогносцировке. Серьёзно ранен лейтенант Данилов немецким снайпером. Ночью идём на инженерные работы.
  • 17.05.42. – Ночью по тревоге снялись с обороны, получен приказ о немедленном выбытии на железнодорожную станцию через русский брод. Форсировано прошли 40 км. Двое суток не ели. Отстающих 40 человек. Все недовольны командованием – и бойцы, и командиры, что справедливо. Положение тяжёлое.
  • 18.05.42. – Прибыли в Зелёную Дубраву. Прошли за день 35 км. Невыносимо жарко. Кошмарно устали. Кушать опять ничего нет. Масса отстающих. Седов плачет, идти абсолютно не может.
  • 19.05.42. – По какой-то причине отдыхали. Говорят, что с передовой отозвали в резерв штаба фронта. Сегодня бойцов покормили клецками. Массами ходят за гнилой картошкой на поле, пекут из неё лепёшки. Я тоже их ем.
  • 20.05.42. – Оборонительные работы. Сидим на одном месте, Занимаемся огневой тактикой. … Колесникову запалом от РГД оторвало все пальцы от обеих рук.
  • 30.05.42. – Сегодня получил 6 писем от Лидии!

Большие потери.

  • 29.06.42. – Ожидается приказ о наступлении нашей бригады. Готовлю следующим образом людей. Рекомендации в партию на меня оформлены.
  • 30.06.42. – В 4 часа построение по тревоге. Форсировано двинулись на Сталино. 18 км от нас на запад. Дорогой подверглись бомбёжке и обстрелу с воздуха. В 12 часов пересекли линию железной дороги и пошли в наступление. После двух часов боя меня ранило. Батальон отступил. Убит командир бригады подполковник Шудренко. Потери очень большие, особенно в командном составе. Убиты Кощенко и Никитюк.
  • 3.07.42. – Прибыл в армейский госпиталь №2667 около Липецка.
  • 13.07.42. – Из госпиталя выписался. Осколок вынут. Рана заросла.
  • 15.07.42. Прибыл снова в свой батальон. Взвод мой уничтожен целиком. Автрахманов убит. В роте осталось 5 человек.
  • 17.07.42. – Сегодня принят в партию.
  • 23.07.42. –Получил медаль «За отвагу». А вчера получил письма от Шуры и Лидии! Вышел в командировку на поиски пропавших без вести в период боя за высоту 207.1, которым руководил лично.
  • 7.09.42. – Сегодня проводил политзанятия со средним комсоставом. Меня заинтересовало одно замечание о дисциплине в старой армии: «В период боя вечером фельдфебель подползает к офицерам и спрашивает, будет ли вечерняя перекличка». Да, вот это дисциплина! Если бы у нас было так, вероятно одна дисциплина решила бы положительно и быстро войну.

«Батальоны просят огня».

  • 31.12.42. – Прошёл год моего пребывания на фронте. Жуткое время пришлось пережить. Что-то сулит наступающий 43-й? Фрицы всё время обстреливают Малые Голубочки артиллерией и миномётами. Хочется уйти и жить непосредственно на передовой. Вчера получил от Лидочки целую пачку писем. Чувствуется, что ей тяжеловато одной с малышами. …
  • 20.01.43. – События на Воронежском направлении развиваются очень успешно. Одних пленных на 19 января – 52 тысячи, из них 22 тысячи – итальянцы.
  • 28.01.43. – Уже второй месяц сидим на одном месте. Наш сосед – 13 армия – перешла в наступление. Имеет успех. Когда же, чёрт возьми, перейдём в наступление мы? Я стал раздражительным, апатия ко всему страшная. Чувствую, что чертовски устал от всего. Что-то давно и писем не получаю.
  • 31.01.43. – Получил руководство разведывательной операцией в 3-ем батальоне. Поймали фрица. Сколько у всех радости! На этом участке не было поймано ещё ни одного немца. Фриц – ветеран, уже вторично зимует на восточном фронте. Да, Каушев отличился, его немножко ранило.
  • 13.02.43. – День боя. Артиллерийское наступление. Подполковник Уткин предупредил, чтобы в штабе меньше оставалось людей. Вышел в 1-ый стрелковый батальон. Первое, что я заметил – капитан Новиков, комбат и начштаба Грудин бегают по ходу сообщения с наганами в руках. Пьяны оба. В траншеях и на бруствере куча трупов, среди них – капитан Совков. Новиков его пристрелил. Мне докладывают, что Новиков перестрелял много наших бойцов. Я приказал Новикову, Грудину и Айказяну идти в передовую роту. Они вместо того ушли в противоположную сторону. Пришлось по ним дать очередь из автомата. Новиков почему-то опять оказался в траншее. Я его буквально выгнал. Впрочем, его быстро подстрелили – Грудин притащил на себе. Два отъявленных труса. Командование батальоном пришлось принять мне. Ночью наступал тремя ротами. Безуспешно.
  • 14.02.43. – Утром прибыл батальон моряков. Наступали. Результатов нет. Людей опять осталось мало. Ночью наступаю с остатками. Безрезультатно. Везде кучи трупов, стонут раненые.
  • 15.02.43. – Утром остатки батальона моряков по приказу вышли из боя. Опять остался один с группой храбрецов. Боюсь за пушки, они подтащены под самый нос немцев, всегда приходится смотреть, а то утащат. Приказ на отход получен в 24 часа. Пушки 45-миллиметровки вытащили на руках. В 4 часа прибыл штаб полка. Устал смертельно. Заснул как камень.
  • 18.02.43. – Принял 2-ой стрелковый батальон.
  • 20.02.43. – вчера в 22-00 получил боевой приказ на наступление. В 2-00 выдвигаю батальон на противоположный берег реки Оки. Много жертв. Артиллерийское наступление началось в 8-00 и продолжалось до 10-00. Мой батальон попал под огонь своей же артиллерии и «РС». К вечеру от батальона ничего не осталось. В 16-00 меня ранило. Выйти из боя не мог, меня вытащили автоматчики.
  • 22.02. – 14.03.43. – Госпиталь в Скуратове. Душно, темно, почти впроголодь. Выписался. Нога ещё болит. … В Туле. … в Ельце. … В Верховье – кругом развалины. Ночую в чудом уцелевшей хате. С горем пополам, весь измученный добрался до своего штаба.
  • 1.04.43. – Весна вошла в свои права окончательно. На реке Зуша сегодня вышел лёд. На передовой сейчас борьба с водой не легче, чем с фрицами. В ходах сообщений и в блиндажах потоп.
  • 15.04.43. – Сегодня получен приказ, напечатанный в газете, о награждении меня орденом «Красная Звезда». Две награды в полку имею первый. Сегодня послал письмо Лидочке. Она, конечно, обрадуется.

Усталость.

  • 17.05.43. – Сегодня передислоцируемся на передовую. Полк ещё не сколочен. Оружия мало. Работы опять будет до чёртиков, как и на всяком новом месте. Придётся принимать район обороны. Располагаться придётся в овраге.
  • 27.05.43. – С начала прихода на передовую перешло на сторону противника 5 наших бойцов. Трудно понять, чем это вызвано. Очевидно, общей усталостью. Переходить стали группами по 4 человека. Немцы бросают листовки с их подписями. Младший сержант Васильев убил одного немца, подошедшего к самому окопу, очевидно с целью захвата пленного.
  • 30.05.43. – Сегодня ещё два елдаша (казахи) перешли на сторону врага. Что-то кошмарное. Один из них – кандидат в члены партии. Скандала, кажется, не уберёшься.
  • 2.06.43. – Сегодня в ночь действовала наша разведка. В дивизии поймали фрица. Здоровенный 22-летний парень. Откуда они, прохвосты, берут такую молодёжь? Пленный показал, что наступать немцы собираются через 4 недели, а войну хотят закончить в этом году, обязательно победой Германии.
  • 6.06.43. – Разговаривал с коллегой из 336 Стрелкового Полка. Он сообщил, что утром к ним добровольно перешли два фрица. Один из них обер-ефрейтор, другой ефрейтор. Первый раз слышу, чтобы немцы переходили на нашу сторону. Не от хорошей, наверное, жизни.
  • 25.06.43. – Исполнилось два года Отечественной войне. Два страшных года прошло. Лето в разгаре, а наступательных операций нет ни на одном участке фронта. В дивизии, правда, идёт усиленная подготовка к наступлению, но слишком долго идёт. По показаниям пленных и перебежчиков, немцы тоже готовятся. У всех сказывается усталость. Все ждут открытия второго фронта. По-моему, это миф. Войну нам одним придётся кончать.

Наступаем!

  • 29.06.43 – Сегодня фрицы производили силовую разведку. Ночью, под покровом темноты, ворвались в траншею и напали на сержанта Семёнова. Семёнов одного обер-ефрейтора пристрелил, а от остальных троих отбился врукопашную и остался невредим, хотя на его шинели обнаружено 8 автоматных пробоин. Да, есть же у нас орлы! Молодчина, парень. Солдат настоящий. Немцы удрали, даже не взяв трупы.
  • 30.06.43. –Прошёл ровно год с моего первого боя – страшного, отчаянного боя. Раны после него зажили, но в памяти всё свежо, как сейчас.
  • 9.07.43. – Вчера ночью приезжал маршал Жуков. С 10 на 11-е в ночь начало наступления на нашем фронте. Сил концентрируется очень много. Все овраги переполнены артиллерией и пехотой. Ночью стоит сплошной гул. Наша авиация обрабатывает передний край обороны. Масса танков.
  • 25.07.43. – До Орла осталось 12 км. Потери громадные, больше тысячи человек в полку. Но и фрицев за время наступления перебито много, что крайне отрадно.
  • 26.07.43. – Погиб комбат старший лейтенант орденоносец Таланцев. Жалко боевого друга. … Наши части действуют на флангах. Основная идея – окружить Орёл и сделать в нём второй Сталинград для немцев. … Сегодня ночью перешли два француза на нашу сторону. Французы воевать не хотят.
  • 5.08.43. – Вчера вечером ворвались в Орёл! Ночью немцев совсем затеснили. Орёл весь в огне. Население встречает с необычайной радостью. Женщины плачут от радости.

Кадры решают всё.

  • 11.08.43. – Поступило новое пополнение. Мальчишки 25-го года рождения. Все зелёные юнцы. Но хорошо, что контингент подготовленный и исключительно русские. Эти не перейдут на сторону врага.
  • 25.08.43. – Аппарат оперативного отдела не укомплектован настоящими штабными и боевыми командирами. Работать так трудно, как мне ещё никогда не приходилось.
  • 29.08.43. – Вечером политотдел собрал всех орденоносцев на митинг. Сержанту Шакурову присвоено звание Героя Советского Союза. Он один отразил три атаки немцев своим пулемётом. Молодчина, парень!
  • 17.09.43. – Взят Брянск! Москва снова салютует отважным воинам. Наблюдением установлено, что немцы отходят.
  • 6.10.43. Сегодня ночью убило офицера штаба Гальперина разрывом снаряда. Каждый день убывают и убывают командиры.
  • 8.10.43. – Вчера сообщили, что Кривошеин умер. Как жаль! Гибнут самые способные и умные люди. Мне всё больше надоедает штабная работа. Хочу настоятельно требовать перевода в боевые подразделения.

«Ещё немного, ещё чуть-чуть…»

  • 12.12.43. – Настроение кислое. В последнее время я чувствую крайнюю усталость от войны. Каждую ночь вижу во сне семью и мирную обстановку. Но война в эту зиму безусловно не закончится. Болит голова. Да, завтра день моего рождения. Отметить, конечно, ничем не могу.
  • 7.01.44. – Немцев выгнали на северный берег реки Ухлясть. Немцы отчаянно сопротивляются. Условия наступления крайне тяжёлые. Лес, болото. Сегодня сообщили, что мне присвоено очередное звание – майор.
  • 12.01.44. – Сидим в лесу. Зарылись опять в землю, как кроты. В перспективе оборона. Наши войска на юге, как смерч, наступают и наступают. Вчера ездил в баню – у дороги кучами валяются немецкие трупы. Но никто не убирает. В последнее время я не могу смотреть на трупы. Тошнит.
  • 21.01.44. – Передислоцируемся в знаменитые Узники. Получил приказ о размещении в селе штаба дивизии. Как назло оставшиеся несколько целых хат занято тылами ЗВЧ КСР. Пять часов добивался освобождения хотя бы одной хаты. Ни к чему не привело. Уговоры напрасны. Пришлось силой комендантского взвода освободить один дом. Сколько скандала! Вызвали прокурора дивизии и прокурора корпуса. Но я на своём настоял. Хотели арестовать – смешно. Уж если бы дошло до этого, то обошлось бы им дорого. Вечером совинформбюро сообщило, что взят Новгород. Наконец, ленинградцы начали наступать! Долго оборонялись. Победа, конечно, грандиозна, но как её сумеют развить? Удар должен быть решающим и, несомненно, больше, чем в прошлом году.

«Крайне нужно» в отпуск.

  • 15.02.44. – Буду просить об отпуске. Сделаю попытку официально поставить вопрос. Если ничего не получится на этот раз, придётся эту мечту запрятать до конца войны. А съездить бы крайне нужно!
  • 26.02.44. – Идёт период ожесточённых боёв. Вчера был в таком деле, из которого, кажется, не было выхода. Фортуна надо мной издевается. Каким-то чудом уцелел. Много погибло хороших офицеров.
  • 27.02.44. – Попали под бомбёжку. Маленькую деревушку Дедово бомбило 30 немецких юнкеров. Опять чудом уцелел. Много убитых и раненых.
  • 2.04.44. – Уже месяц сидим в обороне на одном месте. Снегу выпало в метр. Все дороги занесло, траншей нет. Снег падает с такой силой, что еле можно из сугробов вытаскивать ноги. Ветер сумасшедший, в поле невозможно удержаться на ногах, валит даже деревья. Я ходил на передний план проверять все КП – еле выбрался. От Лидочки получил письмо. Пишет, что живут неплохо – сомневаюсь.
  • 11.04.44. – Войска на южном фронте темпов наступления не снижают. Вчера нашими войсками взята Одесса! Да, единственное спасение в наступлении. Скорее бы лето…
  • 13.04.44. – Еду в 3336 стрелковый полк проводить показательные учения. Сегодня выдался тёплый день. Первый раз слышал крик гусей. Весна входит в свои права, уже кричат жаворонки. Мне зима страшно надоела, поэтому, наверное, я и обращаю на всё это внимание…
  • 14.05.44. – Проезжал мимо населённого пункта Надежда и Любовь на берегу реки Днепра. Когда-то красивейшие места разрушены до основания. Трудно определить, где же была деревня. Нет ни Надежды, ни Любви! А сегодня утром Рыбин рассказал мне о поездке в Ленинград Мельникова. Парень съездил к жене, которая вышла замуж. Слишком много стало таких фактов. И эта тема вообще стала актуальной. Собственно, это вопрос большого государственного значения. А пока он глубоко личный. Сегодня получил письмо от Лидии.
  • 26.05.44. – Позавчера командир дивизии предупредил меня, что разрешил мне отрез на костюм из имеющегося у него резерва для старшего офицерского состава. Что это ему вздумалось пойти на такую милость?
  • 7.06.44. – … Два дня тому назад мне сообщили, что на меня оформлен и отослан материал для присвоения звания подполковник. Что-то очень торопятся. Капитаном я ходил целый год, а тут оформили через полгода. Собственно, всё это меня мало интересует.
  • 20.06.44. – Вчера сообщили, что наши войска в 18 км. от Выборга.

Это последняя запись в дневнике. Хотя была и еще одна записная книжечка. Но она то ли затерялась, а скорее – была изъята по цензурным соображениям. Печальным документом и ещё одним свидетельством фронтовой доблести Николая Белова стала похоронка, в которой значится, что он погиб 5 мая 1945 года на Эльбе. Последним пристанищем многих русских солдат стал немецкий город Бург. На месте захоронений установлена монументальная стена с 216-ю памятными табличками, на одной из них – имя Белова Николая Фаустовича. По велению судьбы в 45-ом родилась его дочь Лидия, которая хранит память об отце на родине. А рядом с могилой Николая, около города Бург, живёт дочь Лидии Николаевны, его внучка, которая вышла замуж за немца. Она гордится своим дедом, который писал когда-то с фронта: «Я уверен, что хоть один фриц, воевавший на востоке, оставшийся в живых, не только своим детям, но внукам и правнукам закажет не ходить походом на Россию». Эти слова сейчас кажутся символичными. Русский солдат, как и миллионы воинов разных стран, сражался за то, чтобы на земле был мир. Он утверждал это не только воинскими доблестями, но всей жизнью своей. Ведь его правнуки, рождённые на немецкой земле, - непременный залог мира между народами, когда-то воевавшими друг с другом.



Подняться вверх