Минэкономразвития стоит перед решением исторической задачи


  • Дата изменения: 12.03.2013

О незначительном росте российской экономики, необходимых реформах и буме сланцевого газа, а также других задачах, стоящих перед Министерством экономического развития, в интервью немецкой Handelsblatt рассказал его глава Андрей Белоусов.

Г-н министр, рост российской экономики значительно отстает от показателей других стран с переходной экономикой. С чем это связано?

– Я считаю, что рост экономики в размере 3,4% по итогам прошлого года – это не так мало.

Однако это значительно ниже прогнозированных показателей.

– Сильная засуха и неурожай стоили нам половины процентного пункта. Докризисные показатели экономического роста в размере 7-8% таили в себе множество пузырей, например, повышение заработных плат, которые, хотя и способствовали потреблению, но были намного выше роста эффективности в промышленности. Или, например, огромный рост сырьевых доходов. Цифра в 3,4% честнее, но она слишком невысокая.

Особенно по сравнению с Китаем, который показывает значительно больший рост.

– Да, рост китайской экономики составляет 8 или даже более процентов. Но хотели бы мы жить в Китае? Страна страдает от больших расхождений в условиях жизни. Понятно, что темп роста в 4% – это слишком мало для России. Поэтому мы сейчас стоим перед решением исторической задачи.

Какой?

– Мы должны решить накопившиеся социальные проблемы, прежде всего в сферах образования, здравоохранения и жилищного строительства. Россияне не хотят больше жить обещаниями. Кроме этого растет средний класс, который нуждается в квартирах, больницах и школах европейского уровня. В этих областях необходимы кардинальные преобразования. Далее необходимо основательно трансформировать армию, изменить систему жалований, модернизировать вооружение. Только на вооружение до 2020 года будет выделено около 500 млрд евро.

Как министра экономики вас это должно радовать: строительство жилья и разработка вооружений будут способствовать росту экономики и появлению новых рабочих мест.

– Это, конечно, верно, однако я несколько разочарован.

Почему?

– Министерство финансов не хочет выделять необходимые для этих программ средства.

Министерство опасается, что эти миллиарды вновь исчезнут?

– В основном это связано с тем, что министр финансов хочет сделать бюджет более независимым от доходов от экспорта газа и нефти. Если бы у нас не было налоговых поступлений от нефти и газа, дефицит бюджета уже давно был бы не на нулевой отметке, а составлял примерно 10%. До 2016 года эта цифра, возможно, снизилась бы до 7%. Но при достижении этой цели на поверхность выходят и структурные проблемы нашей экономики.

Как вы собираетесь их решать?

– Мы хотим улучшить инвестиционный климат в России, снизить уровень государственного регулирования, перевести компании на международные стандарты отчетности, разработать стимулирование экспорта, как это сделано в Германии. Кроме того, необходимо реализовать миллиардные программы в жилищном строительстве, образовании, медицинском обеспечении. Но министр финансов не желает предоставлять средства на эти программы. Вместо этого он хочет сохранять сверхдоходы бюджета в размере 7% от ВВП на протяжении многих лет в Резервном фонде. Я хотел бы снизить эту цифру до 5%, в этом случае у нас с 2014 года появились бы средства на программы по развитию инфраструктуры.

Этим не могут заниматься частные инвесторы?

– Конечно, могут. Но для того, чтобы заниматься сибирскими месторождениями, необходимы также значительные государственные инвестиции для развития инфраструктуры. Необходимы дороги, железнодорожные пути, газопроводы. Это очень затратно и невыполнимо без государственной поддержки.

Вы говорили об улучшении инвестиционного климата. Вместе с тем, по данным центробанка РФ, в 2012 году из страны незаконно были вывезены 50 млрд долларов. Не противоречие ли это?

– Мы сейчас работаем над радикальными мерами по борьбе с незаконным оттоком капитала и собираемся устранить пробелы в законодательстве. Кроме того, мы хотим способствовать тому, чтобы российские компании более активно присутствовали за рубежом. Это также означает отток капитала, составивший в прошлом году почти 20 млрд долларов. Но мы хотим остановить именно незаконный отток капитала.

Россию как крупного экспортера газа не беспокоит бум добычи сланцевого газа в США?

– Мы не беспокоимся по этому поводу. Стоимость добычи сланцевого газа очень велика. Производство неэкологично, дело вряд ли дойдет до экспорта сланцевого газа из США. Сланцевый газ представляет большую опасность для Германии, а не для России.

Почему?

– Потому что стоимость электроэнергии в США значительно упала, поэтому конкурентоспособность США по сравнению с Европой растет. На нас в ближайшее время это не отразится. У России есть огромные резервы, спрос на природный газ растет в Китае, Юго-Восточной Азии и Европе из-за отказа от атомной энергии. Корме того, у нас есть долгосрочные договора поставки и огромный внутренний рынок. Это наша подушка безопасности.

Источник: ТПП-Информ 


Подняться вверх