Минэкономразвития прогнозирует резкое ухудшение ситуации с безработицей в стране


  • Дата изменения: 07.10.2013

В будущем году ситуация на отечественном рынке труда ухудшится, и Россию ждет рост безработицы. Об этом, как сообщает ИТАР-ТАСС, в интервью телеканалу «Россия 24» заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев.

«Закрытие рабочих мест и сокращение занятости – это ближайшая наша перспектива, - предупредил он. - У нас сейчас исторически низкий уровень безработицы - в пределах 5,4%, мы вышли на этот уровень в прошлом году. Это был результат восстановительного роста».

Но уже в 2014 году, из-за затянувшейся стагнации в экономике (с начала года российский ВВП вырос всего на 1,4 %), уровень безработицы, по оценке министра, вырастет до 6%. При этом Улюкаев отметил, что в масштабах всей страны это будет не так заметно, но в отдельных городах и поселках будет ощущаться.

Решать проблему глава Минэкономразвития (МЭР) предлагает тремя путями: первый - развивать систему переподготовки кадров, второй - развивать трудовую миграцию и повышать территориальную мобильность населения, третий путь - это развитие малого и среднего бизнеса. По словам Улюкаева, на эти цели в бюджет 2014 года уже заложены 100 млрд. рублей.

Насколько оправданы прогнозы МЭР, и можно ли считать ситуацию достаточно серьезной? Кто в первую очередь окажется под ударом? И насколько убедительны предлагаемые правительством меры сдерживания?

«Вообще-то, в любой нормальной стране министра (и даже премьера) за слова о том, что будет рост безработицы, давно бы уже выгнали, - считает известный экономист, профессор, председатель экспертного совета «Опоры России» Никита Кричевский. – Потому что задача любого цивилизованного правительства обеспечить занятость. Совершенно не обязательно это делать за счет бюджетных средств, но существует масса других инструментов. Это первейшая задача, поскольку правительство обязано работать ради общества, ради людей. А безработица (особенно вынужденная) страшна не столько потерей рабочего места, и средств к существованию (могут ведь быть накопления), сколько утратой самооценки, депрессией. А в российских условиях - еще и разрастанием вредных привычек, что, в свою очередь, повлечет увеличение расходов на здравоохранение. Американцы, например, просто насмерть бьются за каждую десятую процента снижения безработицы. Они понимают: люди, которые сегодня маются без работы, заслуживают лучшей доли. А то, что они оказались в такой ситуации, это не их вина. Это вина государства, вина правительства.

«СП»: - Но наше правительство, вроде бы, тоже не «умывает руки». Улюкаев предлагает конкретные меры. Только будут ли они действенными, или это утопия?

- Утопия – это нечто красивое, оберточное, приятное для восприятия. Утопия – красивая сказка. А то, что предлагает Улюкаев – это обман. Для того, чтобы высказывать эти вещи, не надо быть министром экономического развития. Об этом ровно теми же словами говорилось пять лет назад. И что-то было сделано, но в основном – не было. У меня вопрос: для чего мы будем переподготавливать кадры? Для каких производств, если они закрываются? Где ощущается недостаток работников? В каких отраслях? Понятно, что на этот вопрос министр не ответит.

«СП»: - А повысить трудовую мобильность возможно?

- Нет для этого у наших людей ни денег, ни сил, ни желания никакого. Наши люди просто привязаны к месту жительства. Кстати, в Америке, которую в этом смысле всегда ставили в пример, тоже трудовая мобильность в последние годы заметно снизилась. Но в Америки люди могут продать дом и переехать в другое место. В России продать жилье просто некому. В США из всего объема потребительского кредитования ипотека составляет 82%. У нас всего 27%. У нас нет эффективного института ипотеки, чтобы можно было прийти в агентство, сдать квартиру, а тебе в другом месте подберут варианты. У нас этого нет. И потом, какая может быть трудовая мобильность, если производства закрываются? И у нас 430 моногородов. С ними что делать? К тому же, в России исторически всегда была сильна оседлость. Поэтому говорить о трудовой мобильности – это, по сути, летать в облаках.

«СП»:- Но малый и средний бизнес развивать нужно? Или его окончательно задушили налогами?

- Никто его не душил. Вы посмотрите, у нас везде: то кафе, то магазин, то ресторан, то металлоремонт, то бытовое обслуживание. Для потребителя все есть. Но дело даже не в этом. Дело в том, что нигде в мире малый бизнес не определяет экономический рост. Экономический рост везде определяют крупные компании. У нас в России порядка шестисот крупнейших компаний формируют большую часть федерального бюджета. Всего шестьсот. А субъектов малого и среднего предпринимательства - 4,3 млн. Причем занято в нем 22% экономически активного населения, а финансовый результат их работы составляет всего 8% от общероссийского. При этом львиная доля –торговля. А обрабатывающие производства – жалкий процент. У нас никто ничего не производит. Все торгуют. И что переживать о малом бизнесе? Господин Улюкаев предлагает перепрофилироваться в торгашей? Я против.

«СП»: - Но если его прогнозы все же начнут сбываться, какие регионы пострадают больше всего?

- Прежде всего, те, где есть градообразующие предприятия, конечно. И здесь, он, к сожалению, не ошибается. На многих оборонных предприятиях предполагается полутора-двукратное сокращение числа занятых. Паническое заявление Улюкаева, на мой взгляд, крайне негативно отразится на экономике в целом. Потому что государство в любой стране мира является оплотом спокойствия и оплотом уверенности. То есть, государство в случае чего всегда поддержит. В России это еще и ментальная особенность мировоззрения русского человека. Он всегда исторически надеялся в последнюю минуту на государство. А тут выходит высокопоставленный чиновник и от имени государства заявляет, что в следующем году вам надо готовиться к тому, что вы потеряете работу.

Безработица неизбежно будет расти, потому что ухудшается состояние промышленности, уверена директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич:

- В основную группу риска попадают промышленные города, особенно те, где производят продукцию с очень нехорошей сейчас мировой конъюнктурой. То есть, продукцию, на которую упали цены. Это, естественно, цветная металлургия, очень сложное положение остается и в черной металлургии. Поэтому наиболее проблемными будут, так называемые, «алюминиевые» города. Но преимущественно не сибирские, а уральские, где производство на данный момент убыточно. То, что Дерипаска купил в СУАЛа в свое время, – это все предприятия, которые сейчас производят дороже, чем можно продать.

«СП»:- Стоит ли ожидать массовых увольнений и массовых закрытий предприятий, как это было в 2008-2009 гг.?

- Массовых остановок тогда не было - предприятиям начали перекачивать деньги из федерального бюджета. Людей перевели на общественные работы. Безработица выросла в среднем по 2009 году всего до 9,5 %. (в 1998 было больше). Поэтому как раз в девятом-то году денег было много, и все это попытались компенсировать. И во многом это удалось. Попросту не давали увольнять, прокурор сидел, смотрел.

Сейчас уже нет тех ресурсов, чтобы еще раз залить деньгами ухудшение экономической конъюнктуры. Поэтому сокращения будут. Я уже сказала про цветную металлургию, в черной металлургии сокращения уже идут с 2009 года. С очень большой долей вероятности можно сказать, что усилятся проблемы в машиностроительных отраслях – снижается спрос на их продукцию, соответственно, будет сокращаться занятость. Хорошо уже то, что федеральные власти честно предупреждают: второй раз все это купировать деньгами возможности нет. Но есть и вторая зона риска – не только промышленные города. Есть тяжелейшее состояние бюджетов субъектов федерации, а значит, ускорится процесс высвобождения занятых в бюджетных отраслях экономики. Укрупнение, сокращение школ, маленьких больниц – все это будет приводить к сокращению занятости в социальной сфере. И это коснется фактически всей территории страны. Но наиболее болезненно будет ощущаться в сельской местности и в небольших городах.

«СП»: - Это же вызовет недовольство…

- Будут ли масштабные социальные протесты, я судить не берусь. Но социальное напряжение, безусловно, вырастет.

Источник: svpressa.ru (Свободная пресса)


Подняться вверх