Как санкции отразятся на малом бизнесе и потребителях


  • Дата изменения: 21.08.2014

Секторальные санкции США, Евросоюза и примкнувших к ним были разменяны на наш ответ коллективному Чемберлену в виде запрета на товарный поток в Россию сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза, Канада, Австралия и Королевство Норвегия.

Они нам - ограничение к рынкам капитала для российских финансовых институтов, принадлежащих государству, эмбарго на торговлю оружием, поставки товаров двойного назначения и на ряд технологий (прежде всего, в сфере нефтянки).

Мы им - годовой запрет на ввоз "пищевки" - мяса крупного рогатого скота, свинины, птицы, рыбы и ракообразных, молока, сыров и всей молочной продукции, колбас, овощей, фруктов и прочих продуктов (в соответствии с кодами ТН ВЭД Таможенного союза уже готовятся поправки в постановление правительства, ибо что-то, как всегда, недоучли и с определенными видами продуктов, имеющими отдельные коды, возникла путаница).

В общем, еда - в обмен на ликвидность, оборудование и технологии.

Коснулся этот своеобразный "обмен мнениями", прежде всего, России и стран ЕС (около 20% экспорта из Европейского союза в Россию по машинам и оборудованию и не более 10% - по продовольствию).

Еврокомиссия выделила €125 млн для поддержки аграриев, пострадавших от эмбарго РФ

Оставим в стороне приобретения и потери американцев, европейцев и прочих разных канадцев и австралийцев (об этом пусть они сами думают), попробуем взглянуть на ситуацию с точки зрения того, как это может отразиться на российском сельхозпроизводителе, малом и среднем бизнесе в целом и потребителях.

Понятно, что оценки будут крайне предварительными, ибо возможный последующий виток взаимных санкций или же их отмена (смягчение) может вновь создать новую реальность для российской как большой, так и для малой экономики.

Запрет в гипотезе имеет плюсы, связанные с импортозамещением. Его развитие открывает потенциальные возможности для возникновения в России ряда новых и расширения старых сельхозпроизводств.

Однако очевидно, что сельскохозяйственный цикл в этом году уже практически закончен, урожай на носу. Создание нового и расширенное воспроизводство у тех, кто присутствует на рынках сегодня, - это не год, не два и даже не три.

Кроме того, это потребует большого объема инвестиций, со стагнацией которых Россия уже столкнулась (прирост есть, но он даже не покрывает инфляции). Тут прямая связь с ограничением на рынки западного капитала.

Для российского промышленного бизнеса, по официальным данным, санкции привели к росту стоимости кредитов в среднем на 2%. В первом полугодии 2013 года, по данным исследования "Секвойя Кредит Консолидейшн", в условиях дефицита не только длинных, но и коротких денег снизилась активность банковского сектора в кредитовании сектора МСП.

Хотя совокупная задолженность малой экономики (в сравнении аналогичными предыдущими периодами) и растет, увеличивается и просрочка. Нехватка фондирования, риски и проблемы с выручкой (нестабильный спрос) могут по итогам года привести к стагнации на рынке кредитования МСП.

Результат - еще один фактор к стагнации той части малой экономики, которая пользуется кредитами банков, для нее увеличение может быть большим (с учетом большей рискованности самого сектора).

Однако стоит отметить, что банковскими кредитами пользуется примерно четверть всего сектора МСП в России, остальные изыскивают иные способы финансирования (собственные средства, неформальные займы, микрофинансирование и т. д.).

Структура российского МСП носит в основном непроизводственный характер (торговля, услуги).

В 2013 году на торговые МСП пришлось 52% всех выданных сектору кредитов (под оборотку). Этот сегмент сектора может пострадать в части текущего финансирования.

В большей мере негативно это может отразиться на тех, кто ведет внешнеэкономическую деятельность, ибо в этом сегменте банковскими кредитами пользуются около половины всех экспортеров-МСП. Однако в структуре сектора этот сегмент хоть и важный, но незначительный.

Если возвращаться к рынку пищевых продуктов, то краткосрочные риски есть, но глобальными их тоже не назовешь. С экономической точки зрения, не так страшен рыночный передел рынка и дефицит, которого, разумеется, не будет (если не брать в расчет возможные трудности с рядом экзотических видов продуктов типа определенных видов сыра), как то, что экономика, пусть и вынужденно, все дальше движется по пути административных ограничений и снижения уровня конкуренции.

Монополии и олигополии в условиях разреженности рынка своего никогда не упускают. Пусть не столь значительно, но на ценах и качестве это отразится - за все, как известно, заплатит потребитель. В условиях монополизации сокращаются и возможности для развития и маневра со стороны сектора МСП.

Как в количественных категориях отразится обмен санкциями на взаимные товарные потоки и как сыграет их фактор на состояние сектора МСП и на рост инфляции, экономистам можно будет поупражняться спустя некоторое время. Например, эконометрикой. Если к тому времени это будет кому-то интересно.

http://itar-tass.com/opinions/2216


Подняться вверх